Кровь в стуле у ребенка

Каждый родитель очень трепетно относится к здоровью своего малыша, поэтому даже самое незначительное изменение самочувствия может привести маму с папой в настоящий шок. Особенно если симптом абсолютно нетипичен для малыша и сложно понять, что именно происходит. Например, очень страшно, если ребенок покакал с кровью. На ум сразу приходят тяжелые заболевания желудочно-кишечного тракта, язвы и другие опасные явления.

На самом деле симптом кала с кровью у ребенка действительно серьезен и стоит отнестись к нему со всей ответственностью. Другой вопрос, что при своевременной диагностике и лечении кровь у ребенка быстро уйдет, и кал будет иметь нормальный цвет и внешний вид. Для того, чтобы врач мог быстрее определить причину и вылечить ребенка, ему нужно будет сообщить, как именно выглядел кал ребенка после дефекации, какую густоту имеет стул, мучил ли ребенка запор, были ли примеси со слизью.

Как по внешнему виду стула понять, почему ребенок какает с кровью

Понос у ребенка с кровью может возникать по многим причинам. Однако для первичной диагностики достаточно будет внешнего вида стула после дефекации – это поможет определить, в каком примерно месте образовался очаг кровотечения.

  • Когда кровь и кал во время дефекации выходят равномерно перемешанными, можно сделать вывод, что очаг кровотечения расположен довольно высоко;
  • Если кровь и какашки во время дефекации идут раздельно, можно предположить, что пораженное место находится низко;
  • Яркая, светлая кровь, идущая из попы ребенка, скорее всего указывает на геморроидальное кровотечение;
  • Темная кровь, какашки с кровью коричневого цвета, указывают на кровотечение в верхних отделах желудочно-кишечного тракта.

Такие наблюдения со стороны родителей помогут определить, насколько опасно состояние ребенка, почему у него идет кровь после дефекации и стоит ли беспокоиться, если у ребенка запор. И тем не менее, если ребенок какает с кровью или слизью, обращаться к врачу нужно обязательно. Никто кроме педиатра не сможет назначить эффективное лечение, убрать запор, жидкий стул или примеси крови в кале.

Домашнее лечение может давать хорошие результаты, однако не рискуйте пробовать его на ребенке. Вполне возможно, что организм малыша отреагирует на вмешательство совсем не так, как организм взрослого и ситуация только усугубится.

Как должен в норме выглядеть кал маленького ребенка?

Стул малыша, которого еще кормят грудью, никогда не будет твердым или темным. Обычно из попы выходит кал кашеобразной консистенции, запор и кровь в норме не наблюдаются. Однако иногда кал маленького ребенка может быть немного перемешан со слизью. После дефекации грудничок обычно не кричит, ведь какашки совсем мягкие и никак не повреждают слизистую оболочку кишечника.

Цвет кала ребенка – светло-желтый, близкий к соломенному, а иногда даже белесый. Такой внешний вид не должен вызывать опасений, ведь он может немного меняться после перехода на другой тип питания или другую молочную смесь.

Очень сильно может меняться стул ребенка после кормления материнским молоком, если женщина употребляла некоторые продукты питания. Это могут быть продукты красного цвета: свекла, вино, красный соус, смородина, которые меняют цвет самого материнского молока после употребления. Возможен и другой вариант: кормящая мама ела что-то острое или пила алкоголь, что обязательно отразится на составе молока. Такое молоко будет раздражать слизистую оболочку кишечника ребенка. Как результат – у ребенка появляется запор или стул с кровью. Дело в том, что слизистая оболочка попы малыша очень тонкая, густо усеянная сосудами.

Эти сосуды очень чувствительны к раздражающим веществам. После такой острой молочной трапезы ребенок с большой долей вероятности получит запор или кровоточивость анального отверстия.

У детей постарше кал становится более темным, густым. Стул формируется, кровь из попы может идти, если у ребенка запор, вызванный слишком твердыми каловыми массами. Такой запор лечится изменением рациона питания и мягкими медицинскими препаратами.

Что делать, если из попы ребенка идет стул с кровью?

Если вы не смогли разобраться в причине самостоятельно или видите, что ситуация серьезная, нужно обязательно позвать квалифицированного врача. Ребенка следует успокоить, а если него запор – можно дать детское слабительное (желательно всегда его иметь на такой случай).

Не стоит прикладывать холодное к животу ребенка, надеясь унять кровотечение – это может только усугубить проблему, если есть воспаление желудочно-кишечного тракта. Чтобы облегчить прохождение каловых масс и ликвидировать запор, стоит поглаживать животик малыша теплой рукой по часовой стрелке. Это нужно делать довольно продолжительное время – около получаса. Такие ритмичные движения создают вибрацию кишок, стимулируют внутреннюю выработку слизи, которая размягчает каловые массы. Такой простой способ – один из лучших для ликвидации запора.

Пока не приедет доктор, желательно не кормить ребенка. Процесс пищеварения у малышей проходит довольно быстро, поэтому все съеденное очень скоро попросится наружу. Не стоит таким образом провоцировать дефекацию и усугублять проблему.

Мамы деток, которые пока еще находятся на грудном вскармливании, должны очень осторожно относиться к своему собственному рациону. Недопустимо употреблять в пищу острые продукты, алкогольные напитки, фастфуд или же слишком жирные продукты. Наилучшим вариантом станет полный переход на натуральное питание без консервантов и ароматизаторов. Если вы будете следовать этим простым правилам, это уменьшит риск повреждения детского организма.

Источник: http://krasnayakrov.ru/organizm-cheloveka/rebenok/kal.html

Если ребенок сбежал из дома. 6 правил для родителей

25 мая – международный день пропавших детей. Почему дети уходят из дома, как упростить их поиск и что сделать, чтобы этого не произошло снова – рассказывает координатор ПСО «Лиза Алерт», куратор регионального отряда Ирина Салтыковская.

Возраст, когда дети самостоятельно уходят из дома, постепенно снижается, и сегодня в отряде мы сталкиваемся с заявками на поиск убежавших десятилетних детей. Это может произойти в любой семье – благополучной и асоциальной, бедной и богатой, в семье, где родители глаз не спускают с ребенка, и где до него никому нет дела.

Дети уходят из дома по разным причинам, но, как правило, это ситуации, которые они расценивают как острую несправедливость по отношению к ним (подростки особенно чувствительны к вопросам справедливости), случаи, когда родители возражают против дружбы или отношений с теми людьми, которых они считают неподходящей компанией, или когда имеет место серьезный конфликт, связанный с непониманием взрослых.

Дети уходят, получив плохую оценку, если их дома сильно ругают или бьют за двойки. Дети уходят, если они случайно потеряли, разбили телефон, порвали новые джинсы и по опыту знают, что дома из-за этого будет конец света. Редко, но бывают случаи, когда уходят дети-шантажисты: а, ты мне отказываешься купить новую приставку или отпустить меня на ночную дискотеку, ну все, тогда я ушел. Такие случаи единичны, и, к сожалению, как правило, ребенок уходит от непонимания.

Поэтому когда я ищу убежавших детей, я предупреждаю родителей, что я всегда на стороне бегунков, что бы ни происходило. Я изначально поняла, приняла и простила тех подростков, которых ищу, потому что родители – это взрослые люди, у них имеется за плечами определенный жизненный опыт, а у ребенка, который ушел из дома часто в ночь и холод, этого жизненного опыта нет – у него есть только подростковый гормональный фон, сложная ситуация и большое количество эмоций, в которых очень трудно разобраться.

Когда мы ищем ребенка, по всем признакам убежавшего из дома, мы понимаем неоднозначность этого поиска: мы ищем его, чтобы вернуть обратно в ту же ситуацию, которая для него была настолько тяжела, что он оттуда убежал. Одно дело – найти ребенка, который потерялся, и вернуть его домой – понятно, что это сделать правильно и нужно, и совсем другое – вернуть домой бегунка.

Но мы в отряде всегда исходим из того, что, находясь на улице, ребенок подвергается огромному количеству опасностей, о которых он даже просто-напросто не имеет представления.

Раз он ушел из дома, значит, ему надо что-то есть, где-то ночевать – причем не там, где его, вероятнее всего, будут искать, где-то греться, если дело происходит зимой.

Соответственно, он вынужден будет или воровать, или вступать в контакты неизвестно с кем, или находиться в каких-то местах, которые потенциально представляют для него угрозу. Кроме того, к сожалению, нередки ситуации, когда бегунки становятся жертвами несчастных случаев – на проезжей части, железнодорожном полотне, в заброшенных строениях, у водоемов.

Часто родители пытаются скрыть причины произошедшего. Когда к нам в отряд поступает заявка, мы задаем очень много вопросов, и не потому, что мы такие любопытные. У нас огромное количество заявок, и это все жизненные ситуации, человеческие беды, и у нас просто нет времени на любопытство – это информация, которая нам необходима, чтобы правильно выбрать стратегию поиска. На этапе, когда мы опрашиваем родителя о том, что случилось, нам всегда пытаются показать ситуацию немного не такой, какой она была на самом деле: «Я его немножко поругал за двойку».

И когда мы находим ребенка, я ему говорю: «Привет, а я тебя ищу, расскажи мне, пожалуйста, что случилось». И ребенок рассказывает, что «немножко поругал за двойку» – это восемь синяков на спине от ремня. Я спрашиваю не для того, чтобы потом сказать маме и папе: «Ай-ай-ай, так нельзя воспитывать», даже если я так думаю – я не социальная служба, мое дело – найти ребенка, и все.

Мне просто изначально нужно понимать глубину конфликта, потому что ребенок, которого немножко поругали, сделает два круга по детской площадке, подуется и через полчаса вернется, а ребенок, у которого фиолетовая спина, не захочет возвращаться домой. Поэтому мы всегда просим родителей быть предельно откровенными и искренними, наша цель – найти как можно быстрее, потому что, как мы уже говорили, ребенок в подростковом возрасте один в городе – это потенциальная жертва обстоятельств в силу отсутствия жизненного опыта.

Читайте:  Последствия, если ребенок наглотался околоплодных вод

В поиске бегунков у нас есть определенные наработки и методики, и основной момент, который отличается в нашем отряде от того, что принято у сотрудников полиции и у некоторых других поисковых отрядов – это ориентировки. Часто у родителей бегунка и у окружающих срабатывает определенный алгоритм – когда человек пропал, надо сразу всех оповестить, и на каждом столбе в районе клеят ориентировки.

Я противник того, чтобы на сбежавшего из дома подростка, по крайней мере в первые несколько дней, расклеивать ориентировки по его району, по двум причинам. Во-первых, помимо всего прочего, дети в этом возрасте очень трепетно относятся к своей внешности. В одной ситуации у нас убежавшая из дому девочка уже готова была вернуться домой, но когда она увидела ориентировку на себя, она отказалась от этого, решив: «Это мама специально взяла худшую мою фотографию и сделала так, чтобы все видели, какая я некрасивая. Она мне все время говорит, что я плохая, и даже фотографию выбрала похуже».

Это нам, взрослым, кажется, что мы очень любим ребенка, мы так хотели его найти, что взяли и заклеили весь район его фотографиями – мы же хотели как лучше. А для ребенка это выглядит совершенно иначе. В подростковом возрасте многие ситуации воспринимаются совсем по-другому, не так, как их видит взрослый человек. Поэтому взрослым полезно вспоминать себя в этом возрасте – не в том смысле, чтобы считать нормой гуляния детей допоздна и тусовки в нехорошей компании, а вспоминать свои эмоции, ощущения, отношение, свое восприятие себя в подростковом возрасте.

Подростковый возраст считается сложным, потому что ребенок – уже не маленькое замечательное существо, которого все гладят по головке и радуются каждому его действию, ему уже надо чего-то добиваться в жизни, кем-то становиться, и в это время происходят перемены во внешности. Они учатся воспринимать себя, видеть себя в окружении этого мира, а это сложно.

Есть еще и вторая причина, по которой мы не клеим ориентировки. Любой ребенок, сбежавший из дома, как бы родители ни говорили, что он плохой, что он это сделал специально, чтобы их доводить, испытывает чувство вины. И тотальное расклеивание ориентировок по району воспринимается ребенком не как проявление родительской заботы, не как свидетельство того, что его бросились искать всем миром, а как объявление на весь белый свет: он – преступник, ловите его! Когда он видит эту ориентировку, он думает: «Меня все теперь ищут как преступника, и все теперь будут знать, какой я совершил плохой поступок».

И для него это кошмар, потому что вопрос «что подумают другие?» – один из основных в этом возрасте. Получается, что ситуация изначально была сложной – произошел конфликт. Далее ребенок хлопнул дверью, сбежал из дома – появилась вторая проблема.

А теперь, когда эту ситуацию выставили на всеобщее обозрение, всем рассказали, что он ушел из дома, а мы его ищем, на эту проблему наложилась еще третья – как ему потом выкручиваться, как выглядеть в глазах общественности, тех же педагогов, друзей, соседей, родителей. У него сразу появляется ощущение, что весь район теперь знает его в лицо, все теперь будут тыкать в него пальцем и говорить: «Смотрите, это он, мальчик, который убежал из дома и так расстроил своих родителей».

Если не у всех маленьких детей есть свой мобильный телефон, то с того момента, когда ребенок подрос и начал ходить в школу или на кружки самостоятельно, когда он начал говорить: «У всех же есть телефон, мне тоже надо», у него он появляется.

Когда вы покупаете ребенку сим-карту, всегда оформляйте ее на себя. Это нужно, в частности, на тот случай, если ребенок, не дай Бог, пропадет или убежит. Первое, что необходимо будет понять тем, кто будет его искать, – какие у него контакты в телефоне, с кем он созванивался, какой был трафик интернета, что вообще предшествовало исчезновению ребенка. Чтобы это сделать, нужно будет получить детализацию – это одно из первых действий, когда пропадает ребенок с телефоном. Поэтому сим-карта должна быть зарегистрирована на родителей, причем на того из них, у кого всегда есть возможность быстро подъехать с паспортом в салон связи и получить эту детализацию. В противном случае детализация будет получена только по решению суда.

В отношении телефона я всегда рекомендую родителям соблюдать несколько очень простых правил, которые помогают обезопасить ребенка и быстро его найти в случае необходимости. Во-первых, на всех смартфонах, независимо от того, на какой базе этот смартфон – у андроидов, у айфонов – есть возможность определять местоположение телефона. Для этого не надо никуда обращаться, это функция смартфона, ее просто надо правильно настроить, и лучше это сделать сразу, когда ребенок получил этот телефон в подарок, и больше к этому не возвращаться.

Во-вторых, есть множество программ и различных приложений на смартфоны, которые помогают отслеживать перемещения ребенка. Эту же услугу предлагают и все сотовые операторы «большой тройки». Попробуйте разные варианты и оставьте наиболее удобное для себя приложение, трекер.

Я против того, чтобы родители отнимали у детей телефоны в качестве наказания: «Ты сделал плохо, останешься без телефона».

Вы не ребенка наказываете – вы себя наказываете, лишая себя возможности связи с собственным ребенком, понимания того, где он находится, и элементарных способов контроля его передвижения.

Еще один гаджет для безопасности и понимания, где находится ребенок, – часы с GPS-трекером. Мы в нашем отряде ни разу не искали ребенка с GPS-трекером. Может быть, они и теряются, но родители их быстрее находят собственными силами. Не все часы бесперебойно и точно показывают местонахождение ребенка, надо искать и пробовать разные модели. Это действительно удобно – в частности, потому что это возможность позвонить ребенку на телефон в часах, который он обязательно услышит.

Когда убежал ребенок, мы ищем его в том числе и в Сети – находим его страницу, смотрим друзей, иногда я общаюсь с бегунками в социальной сети. И по нашему опыту поисков детей мы вывели несколько правил в отношении социальных сетей. Первое и, наверное, главное: не надо запрещать – все, что запрещено, очень хочется. Пусть у ребенка будет одна страница под его именем, о которой вы будете знать, чем десять страниц с фейковыми именами, и на поиск этих нужных нам для понимания, чем все-таки интересуется ребенок, страниц мы потратим огромное количество времени.

Второе важное: когда у ребенка есть собственная страница в социальных сетях, необходимо ее контролировать. Каждый родитель решает для себя сам, каким способом он будет осуществлять этот контроль без потери доверия. Я знаю мам, которые спрашивают у детей: «Можно я посмотрю твою страницу?» Иногда дети говорят: «Можно». Некоторые родители привязывают страницу ребенка к своей почте, через нее читают уведомления и контролируют действия в соцсети. Я не уверена, что это правильно.

В любом случае, родителям, во-первых, стоит знать хотя бы то, что у ребенка есть страница, и во-вторых, видеть список его друзей и периодически его просматривать – не обязательно с его страницы, можно со своей, – и понимать, что за люди у него в друзьях. Это важно. Вы представить себе не можете, с каким количеством ситуаций мы сталкиваемся, когда спрашиваем маму: «У него есть страница?» – «Ой, я вообще не пользуюсь соцсетями, я там ничего не знаю». – «Хорошо, давайте посмотрим список друзей вашего ребенка. Вы знаете, кто это?» – «Да, это одноклассник». – «А этот?» – «Ой, нет, не знаю». – «У него в друзьях мужчина 42 лет, это кто?» Мама: «Понятия не имею!» Этот мужчина же там оказался не вчера, не позавчера…

Поэтому, какой бы способ контроля вы для себя ни выбрали – или некорректное тихое влезание в жизнь ребенка, как у меня, или вы будете соблюдать все нормы и правила этикета и просматривать его страницу со своих страничек в социальных сетях, – в любом случае держите на контроле видео, фотографии, группы и людей, с которыми он состоит в дружбе.

Этого уже достаточно, вы будете представлять, что интересно вашему ребенку. Найдите наиболее подходящий вам способ. Все моменты общения с детьми, особенно подросткового возраста, должны быть обусловлены вопросами разумного сочетания: как проконтролировать и при этом не потерять доверие.

Универсальной схемы не существует, в каждой семье есть какие-то основы и постулаты, которые нельзя обходить, и доверие – это самый важный момент, но при этом не надо забывать, что ребенок 10-14 лет – еще совсем ребенок, и его действия на просторах социальных сетей нужно держать под контролем. Не потому что он плохой, глупый или потому что он обязательно, как только вы его выпустите в интернет, сразу сделает плохо. В силу своей неопытности и свойственной этому возрасту самонадеянности дети часто уверены в том, что они знают, как лучше, и сумеют безошибочно определить, кто плохой, а кто хороший, однако мы с вами понимаем, что это не так.

Читайте:  Автокресло с нуля

Третья рекомендация: хорошо бы, когда ребенок заводит себе свою первую страничку, чтобы вы сели с ним рядом и помогли ему завести аккаунт, показали, что такое спам и как на него реагировать, поставили вместе настройки приватности, сделали с ним так, чтобы доступ к информации на странице не имели все пользователи интернета, а только друзья, и объяснили, зачем это нужно.

Не разрешайте своим детям указывать город, домашний адрес и номер школы.

Поверьте: зная город и номер школы, я узнаю, где находится ребенок, в течение 10 минут – я просто просмотрю список его друзей, найду тех же, кто из этого города и из той же школы, посмотрю информацию у них, и у одного из этих детей я обязательно выясню, где они находятся и гуляют, по фотографиям увижу все, что мне будет необходимо, чтобы понимать, где ребенок чаще всего находится. Не должно быть также фотографий с привязкой к местности – это тоже надо отрегулировать в настройках: часто, когда ребенок размещает фотографию, она оказывается на карте местности, часто практически с точным адресом, вплоть до дома.

В случае, если ребенок ушел из дома, не стоит торопиться вскрывать его страницу – если, конечно, нет прямого доступа, который не предусматривает смену пароля. В противном случае, поменяв пароль, можно лишить беглеца средства связи. А это значит, что в критической ситуации у него минус один способ позвать на помощь и сообщить о себе. Тем более что в 90% случаев «крамольные» переписки перед побегом удаляются. А список друзей, групп и прочую аналитику можно увидеть и извне, не заходя непосредственно в аккаунт ребенка. Если убежавший ребенок выходит в сеть, с ним гораздо проще наладить контакт.

Почти всегда либо мы находим этих детей, либо полиция, либо они возвращаются сами. И самое важное, когда все вроде закончилось, – сделать так, чтобы эта ситуация не повторилась. Уход из дома не должен стать универсальным клише для решения любых проблем. Поэтому не стоит сильно ругать ребенка – он тоже пережил стресс, и он, конечно, уже не такой маленький, но еще и не настолько большой.

В то же время нельзя поддаваться на шантаж и угрозы со стороны ребенка. Нужно объяснять, как это для вас было страшно, как вам было тяжело, рассказать о тех ситуациях, в которые он мог попасть, о том, что могло случиться, но падать в ноги и кричать: «Только не уходи, мы теперь на все готовы!» (такое случается, взрослым тоже бывает трудно справиться со своими эмоциями) или делать вид, что ничего не произошло, тоже не надо. Если вы ругаете, объясните, за что, не унижайте, не пугайте его. Ребенок должен чувствовать уважение к себе со стороны родителей, и в подростковом возрасте это особенно важно.

Когда у ребенка это первый побег, в поиске принимает участие множество людей, и сотрудники полиции обязательно всегда ищут бегунков, независимо от того, это первый раз или второй. Но когда это происходит во второй раз, к этому уже начинают относиться как к норме: «А, она уже уходила».

Важно не допустить того, чтобы ребенок уход из дома и хлопок дверью сделал для себя единственно возможным способом решать любую проблему с собственными родителями.

К сожалению, после первого ухода очень большой процент бегунков начинает поступать так с завидной регулярностью. Что-то не то – хлопнул дверью и ушел, ищите меня. И когда дело дошло до такого, это уже решать гораздо труднее, потому что здесь должна быть коллективная работа педагогов, родителей ребенка и непосредственно самого ребенка. Кстати, в очень большом количестве ситуаций с подростками-бегунками во многих учебных учреждениях, с которыми я непосредственно общалась во время поисков, социальные педагоги оказывают большую поддержку и детям, и родителям. В этих ситуациях нужно решать проблему сообща. Если у ребенка проблема в школе с педагогами, значит, надо разговаривать, не только ругать ребенка, но еще и беседовать непосредственно с педагогами, постараться быть справедливыми и объективными.

Ксения Кнорре Дмитриева

В 2016 году в поисково-спасательный отряд «Лиза Алерт» поступила 1051 заявка на поиск пропавших детей. Из них 943 ребенка найдены живыми, 72 погибли, 45 не найдены до сих пор. 25 мая, в день, когда во всем мире вспоминают детей, которые так и не были найдены, в 14 часов «Лиза Алерт» открывает инсталляцию и фотовыставку «Мозаика» на ВДНХ, на площади за павильоном 62 — о детях, которых нельзя забывать, о тех, кого продолжают искать и кого ждут дома, не теряя надежды. Посещение инсталляции бесплатное, выставка продлится месяц.

Открывается инсталляция картой России и историями пропавших детей. Фотовыставка демонстрирует работу поискового отряда «Лиза Алерт». Также в этом году отряд совместно с программой Первого канала «Жди меня» и Агентством стратегических инициатив проводит акцию: 25 мая в восьми городах России в местах пропажи детей, которые до сих пор не найдены, выложат огромными буквами их имена, чтобы их можно было увидеть из космоса, и будет снят фильм.

Источник: http://www.pravmir.ru/esli-rebenok-sbezhal-iz-doma-6-pravil-dlya-roditeley/

Сделал ноги. Почему дети сбегают из дома и как вернуть их?

Их видно сразу – растерянный взгляд, страх и неуверенность выдают сбежавших из дома детей. К замёрзшему и голодному подростку легко войти в доверие. Спроси только ласково: «Ты проголодался?» «Тебе нужна помощь? Некуда идти?» – и ребёнок, который уверен, что его никто не любит и не понимает, готов идти за тобой куда угодно.

К счастью, 99 % «бегунков», как называют сбежавших из дома детей волонтёры поисковых отрядов, находят и возвращают в семью. Но случаются и трагедии.

Как вести себя родителям, чтобы ребёнка не тянуло из дома на улицу, какие сигналы подаёт подросток, когда задумывает побег, и что делать, если ребёнок ушёл из дома? На эти вопросы отвечает руководитель поисково-спасательного отряда «Поиск пропавших детей. Пермь и Пермский край» Светлана Неволина.

Вспомнить всё

«Ситуация парадоксальная. 70 % «бегунков», которых мы ищем, – дети из обычных, среднестатистических, вполне благополучных семей», – удивляет первым же ответом Светлана Неволина.

Она занимается поиском пропавших детей с 2011 года. И говорит, что главная причина этой беды – равнодушие родителей, их отстранённость от детских интересов и проблем. И это не значит, что взрослые – чёрствые эгоисты. В ежедневной гонке дом-работа-дом, стрессах, кредитах, ипотеке родительские обязанности часто сводятся к контролю за оценками и к ругани за неубранную постель.

«Да, мы все заняты, – говорит Светлана Неволина. – Но дети из-за наших проблем или стрессов не должны чувствовать себя брошенными. Родители – это лучшие друзья ребёнка. Самые умные и преданные. Учителя – в школе. А дома – надёжный тыл, крепость, где он под защитой».

Марина Шнайдер, «АиФ-Прикамье»: Получается, родители вообще не имеют права что-то запрещать?

Светлана Неволина: В каждой семье – свои границы терпимости. И если в одной семье даже косой взгляд и строгий окрик могут побудить ребёнка уйти из дома, то в другой дети терпят побои и издевательства. Сравнивать ни ситуации, ни детей нельзя. В любом случае побег – это не просто манипуляция родительскими чувствами и желание доказать свою правоту. Это призыв к разговору, к тому, чтобы ребёнка услышали. Всё может рухнуть в один миг, когда мы, взрослые, становимся ханжами. Вспомните свой выпускной вечер, поздние приходы домой, концерты, которые вы закатывали своим родителям. Мы все были подростками, все совершали проступки, оказывались в разных ситуациях. При этом усиленно лепим свой идеальный образ в глазах наших детей, утверждая: «Я бы никогда себе не позволила расстраивать маму!» Да расстраивали! Я честно признаюсь и своим детям, и ученикам (Светлана Неволина ведёт в школе уроки безопасности. – Ред.), что тоже могла не прийти домой вовремя. Но если бы я знала, что переживала моя мама, как ей было страшно за меня! К сожалению, осознала я это только тогда, когда сама стала мамой. Не нужно прикрываться от детей маской идеальности. Дети чувствуют фальшь. Отсюда потеря уважения и закрытость.

Вечный хорошист

– Неужели плохая оценка в школе может подтолкнуть к побегу из дома?

– Есть дети-хорошисты, которые боятся разочаровать родителей. Обычно им всё время твердят, что от них ждут только отличных результатов, сравнивают с другими детьми, в чём-то более успешными. В какой-то момент получить отличную отметку для ребёнка становится самым важным в жизни. Но неужели отметка, разбитый телефон или порванная куртка главнее, чем сама жизнь? Зачастую дети, которые стремятся выглядеть в глазах родителей идеальными, чувствуют себя неуверенно. Они ведомые, полностью зависят от чужого мнения. И родители знают об этом. Когда к нам обращаются за помощью в поиске, так и говорят: «Его кто угодно может увести, он боится высказать своё мнение». Такие дети, боясь отказать, иногда убегают за компанию со своими харизматичными друзьями, которые пользуются у сверстников авторитетом.

Читайте:  Польза и вред кукурузной каши для ребенка 1 года и старше

– В каком возрасте дети начинают бегать из дома?

– В последние два года «бегунки» помолодели. Если раньше это были дети от 12 лет, то сейчас в 8-9 лет уходят целенаправленно. Дети раньше взрослеют. Возможно, доступ к информационному пространству, Интернету даёт ложное ощущение всезнайства и взрослости.

– Что делать, если пропал ребёнок?

– Сразу идти в полицию. Писать заявление и помнить, что у вас обязаны его принять сразу, без всяких трёх суток ожидания. Также следует обратиться к поисковикам, например, в наш «Поиск пропавших детей». И сделать это надо поскорее: чем раньше начнётся поиск, тем больше вероятности быстро ребёнка найти. К разговору с полицией и поисковиками надо подготовить список мест, интересных ребёнку, вспомнить его увлечения, друзей, оценить пропажу вещей и денег, найти самую свежую фотографию (желательно в той одежде, в которой он ушёл), постараться добиться детализации звонков и сообщений по мобильному телефону.

Сети шантажа

– Наверное, многие, побродив пару часов по городу, хотят вернуться, но боятся, что дома попадёт? Как правильно подать сигнал, что ребёнка ждут?

– Очень часто срабатывает момент, когда родители публично обращаются к ребёнку. В Москве девочка-подросток вернулась спустя 9 месяцев. Отец обратился к ней через СМИ и соцсети: «Вернись, мы тебя любим. И самое страшное – потерять тебя». Хорошо, если родители с детьми в соцсетях друг у друга в друзьях. Обычно дети заходят на свои странички, проверяют и странички родителей. У нас был случай, когда мы искали двух подростков, сбежавших из детского дома. На звонки они не отвечали. Мы разместили в соцсетях ориентировки. И через некоторое время под одной из ориентировок появился комментарий: «Э, вы не могли фотографию мою получше выбрать?»

– Общение в соцсетях может спровоцировать ребёнка к побегу?

– Да, подростки падки на лесть, доверительные беседы. Этим пользуются взрослые. Создают фейковые странички в соцсетях, от имени ровесников начинают переписку. Через какое-то время у ребёнка появляется ощущение, что его новый друг или подруга – это вторая половинка. Под видом флирта у ребят выманивают откровенные селфи, а когда ребёнок отказывается высылать фривольные фото, его шантажируют. Рассылают уже полученные фотографии всем друзьям, родителям. И всё: в школу не могу идти – там смеются и травят, родителям стыдно смотреть в глаза. Ребёнок сбегает. А нужно писать заявление в полицию. Так недавно вычислили мужчину, который находится в колонии: он выманивал щекотливые фотографии у подростков и продавал их за деньги.

– Как вести себя с ребёнком после его возвращения?

– Ни в коем случае не кричать на него и не оскорблять. Можно сказать, например: «Извини, если я сейчас буду выглядеть неадекватной женщиной. Но это потому, что я страшно за тебя переживала. Уж будь добр, выслушай всё, что хочу тебе сказать». И дальше дайте оценку его поступку.

Реакция на возвращение ребёнка должна быть адекватной причине побега. Если он демонстративно ушёл из дома, чтобы показать родителям, что они больше не имеют на него влияния, – это одна ситуация. А если это был конфликт или несчастная любовь, то родителю стоит поддержать ребёнка, показать, как важен сам человек, а не его результаты или промахи. Если он побоялся прийти домой, потому что его не аттестовали по математике, то первое, что он должен услышать дома по возвращении: «Не столь важно, что у тебя с математикой. Ты можешь мне об этом сказать».

Как распознать побег?

■ Накануне произошёл острый конфликт или ссора с ребёнком;
■ ребёнок просился ночевать к друзьям, в поход, на рыбалку, но его не пустили;
■ в городе проходит мероприятие, на которое ребёнок хотел пойти;
■ ребёнок получил плохую отметку, а его дома за это сильно ругают;
■ окружение ребёнка не нравится родителям, ему запрещают встречаться и проводить с компанией свободное время;
■ у ребёнка новая любовь или новый друг;
■ в доме исчезли деньги;
■ пропала тёплая одежда, сумка, вещи, указывающие на то, что ребёнок ушёл надолго и всерьёз;
■ в соцсетях ребёнок вступает в группы типа «Попутчики», «Путешествия автостопом».

Источник: http://perm.aif.ru/education/study/sdelal_nogi_pochemu_deti_sbegayut_iz_doma_i_kak_vernut_ih

Я больше не могу, предел! Почему дети убегают из дома?

О том, что благополучный ребенок может сбежать из дома, думать не хочется. Потому что страшно! Почему так? Чего им не хватает? Большинству родителей неприятно даже допускать подобные мысли. А некоторые мамы и папы задают себе эти вопросы раньше, еще до того, как что-то могло бы случиться.

Источник фото: i03.fotocdn.net

Почему благополучные дети уходят из дома? Самые распространенные причины этого пугающего явления назвала семейный психолог и гештальд-терапевт Оксана Мясникова.

«Меня не слышат»

Родители могут быть слишком заняты своими делами или считать своего ребенка слишком маленьким, чтобы прислушиваться к нему. Когда это происходит постоянно, ребенок может принять решение сбежать, уйти.

Он уже не верит, что свое недовольство или свои пожелания может донести до родителей в какой-то другой форме. Потому что перепробовал. А не действует. Значит, он шлет родным сообщение именно таким образом, говоря «я больше не могу, все, предел!».

Страх наказания

Используя жесткие, а порой и жестокие формы наказания для детей и подростков, мы свято верим, что делаем им добро, предостерегая их от какой-то опасности. На самом же деле мы вселяем в них глубокий страх.

Источник фото: static.life.ru

Сначала они с этим страхом наказания живут, но потом его становится слишком много и он причиняет слишком много боли и унижения. И тогда может показаться, что легче уйти и убежать, чем еще раз быть наказанным.

Конфликты с родными

«Милые бранятся – только тешатся» — можете приговаривать вы. Но ваш ребенок может с вами не согласиться.

Для него конфликт может быть гораздо более серьезным и болезненным, чем для кого-то из взрослых. Это вы потом пойдете на работу, «потрещите» с подружками, остынете, забудете все, и на следующий день уже будете доброй и милой. У переживающего внутреннее взросление ребенка все может быть совсем по-другому.

И случайно брошенная в пылу гнева мамой фраза «Ты мне не нужен!» — оказаться толчком к уходу из дома.

Гиперконтроль и гиперопека

Мы очень любим своих детей. Мы хотим им всего самого лучшего и очень хотим уберечь их от множества опасностей, которые таит в себе наш мир. Это ведь так естественно, когда родители защищают, не так ли? Так…

Но мера хороша во всем, и в опеке и заботе тоже. То, что естественно и нормально в отношении дошкольника, может быть чересчур в адрес подростка.

Источник фото: life.ru

Позвольте своему ребенку постепенно сепарироваться от вас. Учите его правильно себя вести в жизни в одиночку, но позволяйте при этом делать собственные ошибки. Потому как иначе ваш ребенок может в какой-то момент начать задыхаться от вашей неуемной круглосуточной любви, заботы и опеки и может попытаться вырваться из этого состояния.

Привлечение внимания

Уходы из дома могут быть демонстративными. Есть дети, которые очень настроены на постоянное привлечение к себе внимания, и готовы этого добиваться любыми способами. Психологи говорят, что это дети, у которых просматривается явная истероидная акцентуация характера.

Конфликты родителей друг с другом

Когда папа и мама конфликтуют, они редко задумываются, что их как минимум трое, и что ребенок вовлечен в их выяснение отношений не меньше, чем они сами. Потому что чувствует напряжение, потому что видит и слышит постоянную ругань.

Источник фото: menslife.com

И сколько бы родители сами себя не успокаивали, что их отношения не влияют на ребенка и его не касаются, ведь они его любят по-прежнему и очень сильно, сам ребенок может ощущать совсем другое. «Тут есть еще и я!», «Вы выясняете отношения друг с другом и забыли про меня!» — кричит своим поведением он.

Неадекватные методы воспитания, выбранные родителями

Как мы воспитываем своих детей? Когда родители вместе со своими уходившими или пытавшимися сбежать из дома детьми приходят на прием к психологу, тот часто видит совсем иные взаимоотношения между мамой и подростком, чем те, которые представляют себе родители.

Зачастую бывает, что те методы воспитания, которые маме и папе кажутся здоровыми и адекватными, таковыми не являются. И замечают это родители лишь когда их дети уже уходят из дома (и хорошо, если возвращаются и еще можно что-то исправить!) и когда они обращаются за помощью к профессионалам.

Знаете истории, когда дети сбегали из дома? Делитесь в комментариях!

Источник: http://rebenok.by/articles/stature/psycho/24447-ya-bolshe-ne-mogu-predel-pochemu-deti-ubegayut-iz-doma.html

Adblock
detector